Поиск по сайту

Переводчик сайта

Блюда из семги

Северо-западная часть Берингова моря

К изучению глубоководных крабов северо-западной части Берингова моря ТИНРО приступил в конце 80-х-в начале 90-х годов, когда на смену маломощным судам типа СРТМ, традиционно выполнявшим исследования крабов в Беринговом море, поступили более совершенные научно-исследовательские суда типа НИС «ТИНРО». В 1988–1990 гг. на НПС «Профессор Леванидов» выполнены учетные траловые съемки на свале глубин Берингова моря и Восточной Камчатки. В результате этих работ изучено распределение и в некоторых районах определена численность глубоководных крабов-стригунов, равношипого краба, краба Коуэса и других промысловых беспозвоночных (Згуровский, 1979; Zgurovsky et al., 1990). В эти же годы осуществлены глубоководные траловые съемки обширного материкового склона Охотского моря, результаты которых дали возможность выяснить локализацию глубоководных промысловых крабов, распределение наиболее массовых скоплений, и в первом приближении построить картину динамики их распространения и миграций (Низяев, 1990, 1992).
С 1989 году были начаты исследования глубоководных крабов ловушками. Новые ловушечные данные о численности глубоководных крабов северо-западной части Берингова моря по сравнению с результатами траловых съемок внесли определенные коррективы в представление о величине биоресурсов крабов материкового склона. Собранная за 1989–1995 гг. информация позволила уточнить запасы глубоководных крабов. Повышенные запасы крабов были обнаружены на глубоководном плато хребта Ширшова и материковом склоне южнее м. Наварин.
Обращает на себя внимание сравнительно высокая биологическая продуктивность придонных слоев воды хребта Ширшова. Она формируется за счет повышенных скоростей придонных приливно-отливных течений. Хребет, разделяющий центральную и западную котловины Берингова моря, ограничивает свободное перемещение водной массы, вследствие чего над вершиной хребта образуются завихрения.
Краб Коуэса на плато хребта Ширшова является первым по биомассе и вторым по численности после крабов-стригунов. Как наиболее ценный среди батиальных крабов, он обследован лучше других видов. Усредненные уловы на прямоугольную ловушку за 1989–1993 гг. составили: промысловых самцов немного больше 4, непромысловых самцов — менее 2, а самок — 7–10 экз. (рис. 83). Причем, если промысловые самцы доминировали на глубинах 550–600 м, то самки — в более широком диапазоне глубин (рис. 83, 84). Было установлено, что краб Коуэса практически исчезает в уловах глубже 900 м (Zgurovsky et al., 1990). В начале 90-х гг. в весенне-летний период в уловах крабовых ловушек самцы краба Коуэса были представлены размерами от 50 до 170 мм по ширине карапакса. Самцы высшей кондиции по состоянию мышечной ткани — III линочная стадия — доминировали (55,6%, рис. 85, А), а доля условно промысловых — более 130 мм по ширине карапакса — равнялась 40–45%. Условно промысловыми крабы названы по той причине, что для глубоководных крабов промысловая мера в правилах рыболовства отсутствует. Биологический состав и размеры самок краба Коуэса показаны на рис. 86 (Б). Их размеры соизмеримы с размерами самок камчатского и синего крабов (см. рис. 34, 48).
Показатели экспериментального лова краба Коуэса свидетельствуют, что самцы достигают максимальной массы 2,2 кг при средней массе промысловых самцов 1,37 кг. Максимальная масса половозрелых самок равна 1,1, а средняя — 0,6 кг. Данные экспериментального лова позволяют оценить, на какие уловы можно ориентироваться при организации лова глубоководных крабов.
На материковом склоне фауна обрастателей значительно беднее, чем на шельфе. На панцире батиальных крабов поселяются преимущественно Hydroidea и Spirorbis. Кроме того, встречается болезненное почернение панциря, вызванное микроорганизмами. Тонкий панцирь батиальных крабов, низкие динамические нагрузки и отсутствие обрастателей, скорее всего, взаимообусловлены. Характерно, что наиболее тонок панцирь у самок L. couesi. На воздухе панцирь икряных самок деформируется даже под тяжестью собственного веса. Естественно, тонкий панцирь непрочен. По этой причине во время промысловых операций большинство самок травмируется. При освобождении ловушек от улова и падении самок с высоты около полуметра на сортировочный стол панцирь самок, обремененных икрой (в летний период более 50% улова самок имеют наружную икру), повреждается, оголяя внутренние ткани. При возвращении в море поврежденных самок они становятся легкой добычей хищников. В районе хребта Ширшова наблюдаются плотные скопления амфипод (Gammarus). Эти мелкие хищники способны в короткое время оставить от поврежденного краба лишь внешний покров. Они нападают преимущественно на обездвиженных и травмированных особей. Следовательно, возвращенные в море, якобы в целях сохранения живыми, самки неизбежно погибнут.
В числе объективных причин, по которым можно рекомендовать к промыслу самок краба Коуэса, значатся: состояние внешних покровов тела, не позволяющее возвратить в море самок живыми, и преобладание в уловах самок над самцами, как 2:1–4:1 по различным диапазонам глубин (см. рис. 83).
Таким образом, краб Коуэса, надо полагать,— единственный вид среди промысловых крабов, у которого по объективным причинам можно рекомендовать к вылову оба пола.
Крабы-стригуны Таннера и ангулятус в Беринговом море распространяются, соответственно, до глубин 1900–2000 и 2600 м (Zgurovsky et al., 1990). По результатам исследований в период с 1989 по 1992 г. установлено, что уловы краба-стригуна Таннера сокращаются глубже 800 м, а ангулятуса — глубже 900 м (см. рис. 85). На глубоководном плато хребта Ширшова между параллелями 58°00' и 59°30' площадь дна в пределах диапазона глубин 500–800 м равняется около 5,9 тыс. км2, а на глубины менее 500 м приходится только 190 км2. Промысловые самцы этих двух видов преобладают в самом верхнем горизонте, в диапазоне глубин 500–550 м (см. рис. 83, Б, В). Выше 500 м, на вершинах, которые поднимаются до 400–380 м, изредка в уловах ловушек встречается равношипый краб. Самцы краба-стригуна Таннера имеют максимальную массу 1,4 кг. У промысловых самцов (более 130 мм по ширине карапакса) средняя масса равна 0,9 кг. В районе хребта Ширшова этот вид встречается сравнительно редко. По численности он на порядок уступает крабу-стригуну ангулятусу.
Уловы краба-стригуна ангулятуса в районе хребта Ширшова самые высокие — до 50 экз./ловушку (рис. 83, В), однако малые размеры и, соответственно, масса (0,47 кг) выводят его на последнее место среди перспективных промысловых крабов материкового склона Берингова моря.
Малые размеры беринговоморского краба-стригуна ангулятуса по сравнению охотоморским — явление обычное (Слизкин, Долженков, 1997). Связано это, по-видимому, с особенностями экологии близкородственных видов: глубоководных крабов-стригунов — Таннера и ангулятуса, и шельфовых — Бэрда и опилио. В Беринговом море обитают обе пары этих видов. Межвидовая конкуренция у них наблюдается в репродуктивный период, когда ареалы взрослых крабов в значительной степени смешиваются. В районах совместного обитания шельфовых крабов-стригунов всегда присутствуют гибриды до 10% от численности краба-стригуна Бэрда (Grant et al., 1978; Слизкин и др., в печати). Вегетативные участки ареалов, напротив — пространственно разобщены, по крайней мере, у шельфовых видов (Karinen and Hoopes, 1971; Слизкин, 1974а, 1982, 1988; Slizkin, Fedoseev, 1988). При этом краб-стригун Бэрда, как бореальный вид, занимает наиболее благоприятные по термике вод и, возможно, по обилию кормовых ресурсов участки шельфа. Краб-стригун опилио смещается в наиболее выхоложенные участки беринговоморского шельфа.
В Охотском море, за исключением прикамчатских вод, на шельфе обитает только низкоарктическо-бореальный вид — краб-стригун опилио, а на материковом склоне его глубоководный аналог — краб-стригун ангулятус. При этом они заселили здесь и экологические ниши, характерные для крабов-стригунов Бэрда и Таннера. Таким образом, в отсутствие близкородственного конкурента крабы-стригуны опилио и ангулятус реализуют возможности роста до максимального уровня, характерного в целом для рода Chionoecetes.
Отличительной чертой батиальных крабов является сравнительно тонкий и чистый панцирь. Все вышеупомянутые батиальные крабы имеют тонкие ноги и слабую консистенцию мышечной ткани. Это обусловливается, по-видимому, условиями среды обитания на больших глубинах, сравнительно низкой динамической нагрузкой на крабов. Наполнение конечностей и сравнительно тонкие ноги имеют решающее значение в определении доли выхода мяса из единицы сырца, поэтому батиальные крабы технологически менее ценные по сравнению с шельфовыми.
Учитывая низкую долю в промысловых уловах кондиционных особей батиальных крабов, обработку их следует проводить по безотходной технологии.

Showcases

Background Image

Header Color

:

Content Color

: